...

Эта битва продолжалась около трёх часов. Все, абсолютно все шинигами были ранены. И капитаны и их лейтенанты. Последним досталось гораздо больше, чем капитанам. Тсуджимото был непобедим. В этом убедились все. Способность копировать любые занпакто, это высшее, что только было среди Сообщества душ. Он подбирал каждому такой занпакто, который он не мог победить. А на самом Алексе, как ни странно, ни царапины.
-Какие же вы всё-таки слабые, шинигами. Мне стало даже скучно. – пожаловался Тсуджимото.
Бьякуя больше мог стоять на ногах, поэтому скатился вниз по стене. Серьёзные ранения в плечо и в ногу давали о себе знать. С каждым движением по всему телу проходила жуткая боль. Хоть Кучики и терпел, это было невыносимо.
-Он очень силён. Даже моя мама не смогла с ним справиться. – сказала маленькая девочка, которая подошла к нему. Цубаки. Она очень похожа на маленькую Миюи. Блондинистые волосы чуть выше плеч, достаточно высокий рост для её возраста, худое тело и красивые черты лица.
-Почему ты здесь? Лучше уходи, ищи свою сестру. – сказал холодно Бьякуя.
-Я её искала по всему Сейритею. Но её нету нигде. – сказала девочка, оглядываясь по сторонам.
Он вздохнул и насторожился. Мало ли что могло придти в голову этому ненормальному Тсуджимото.
-Вот. – она протянула ему бинты – У вас открытые раны. Лучше их обработать. Мне так сестра говорила.
Бьякуя посмотрел на Цубаки и протянул руку к бинтам.

Начинается мелкий дождь. Всё затянуло тучами. Изредка сверкают молнии. Кровь. Везде разлита яркая красная кровь, словно опрокинули чернила. Люди. Мёртвые тела разбросаны вдоль дороги к большому каменному дому. Десятки мёртвых людей. Это всё вторая часть его плана. Они должны были убить всех офицеров, которые находились в Сейритее. Не понятно, к чему такой план. Зачем он всё это придумал. Кровавые следы от босых ног. Кафельный пыльный пол. Давно здесь уже никого не было. С того самого дня. Большой длинный зал с картинами на стенах. Навевает воспоминания…

Несколько десятков лет назад.
07:46
-Хватит! – крикнула маленькая девочка. В её глазах были слёзы. Первые слёзы. – Я не хочу вам подчиняться! Вы мне надоели со своими приказами! Как хочу жить, так и живу!
-Миюи… - проговорила обеспокоенно мать, испугавшись состоянием своей дочери.
-Замолчи, Миюи! Это твой долг. А приказы не обсуждаются! – голос отца уже тоже перешёл на крик.
-Хватит!! Хватит мне приказывать!! Я так устала от вас! – крикнула Миюи и убежала куда глаза глядели. Убегая, она услышала, как отец ей крикнул «Только попробуй стать шинигами! Я тебя сам собственноручно убью!»
После этих слов, маленькая Миюи не вернулась домой. Она боялась возвращаться домой. Она больше не могла там находиться. Её друг уже стал шинигами, и она хотела того же. Она хотела стать шинигами. Она хотела быть рядом с ним…

-Что-то похожее я кажется уже встречала. – проговорила Миюи, стоя босиком на кафельном полу в центре зала и смотря вверх на рисунок, изображённый на потолке в форме купола. Там было изображения девушки с крыльями бабочки. Этот рисунок всю жизнь нравится Миюи. Она любила его. Она мечтала увидеть эту девушку вживую.

Босые ноги стояли на холодном полу. Но она не чувствовала этого пронзающего холода. Она смотрела в небо. Она смотрела на самое загадочное, что только было на земле. Небо. В нём столько загадок, столько тайн. Она хотела прикоснуться к нему. Она хотела дотянуться до неба. Почувствовать его тепло, почувствовать его холод. Она хотела просто быть чуточку ближе к нему. Но, это было невозможно, и она это понимала. Но, если она будет мечтать об этом, то в её сердце будет надежда. Это станет целью, к которой она будет стремиться.
Небо. Бесконечное и холодное. Такое холодное, что ранит сердце. Такое холодное, что обжигает душу. Так далеко и так близко. Ты тянешься к нему, но кажется, что оно становится всё дальше. Ты влюбляешься в него, и оно начинает притягивать тебя ещё сильнее. Ты плачешь и он грустит вместе с тобой. Такая вот она – моя любовь…

Внезапно, меня пронзила жуткая боль в левом боку и я, схватившись за него, упала на колени. Рана. Сквозная. Когда я билась с теми ребятами, один ранил меня в левый бок. Кровь капает. Надо бы найти бинты и перевязать рану. Они должны быть на кухне.
Еле-еле дошла до нужной комнаты и стала искать по всем стеллажам. Наконец, чудом найдя то, что мне нужно, я стала перевязывать рану. Тут ещё и перекись есть. Заодно и обработаю её.
Как только пару капель попали на рану, это место пронзила боль в несколько раз сильнее. Прикусив губу, я стала протирать рану, чтобы не осталось никаких бактерий. Заражение крови это вам не шутки.
Недалеко отсюда ударила молния, и послышался раскат грома, да такой, что затряслась посуда. Наверно будет ливень. Я его тут пережду. Не хочу мокнуть.
-Какая же я дура… - проговорила я и, завязав узел, ударила кулаком об стену. От удара сверху упала ваза и разбилась об пол.
-Дура, дура, дура! – я уже перешла на крик и с каждым словом снова ударяла рукой об стену, пока из неё не полилась кровь.
Мне было больно от одной мысли, что я нахожусь здесь уже целый час. Мне больно находится здесь, зная, что дорогие мне люди страдают.
Я вышла на улицу. Ливень. Дождь беспощадно барабанил по всему, чего касался. Небеса плачут. Прямо как моя душа. Как моё сердце.

Варианты ответов:

Далее ››