Machine Learning Competition for Humans!

...

- Я, наверное, принесу еды, а ты пока посиди тут, только никуда не уходи, хорошо? – девушка кивнула и вновь отвела взгляд к выходу, к дождю. Парень же призвал своего духа и исчез в огне.

В темноте гостиной неожиданно полыхнул огонь, из которого вышел Хао. Выглядел он не очень, рубашка была насквозь пропитана кровью, что тут же заметил Опачо, как раз поднимавшийся наверх.
- Господин Зик, что с вами? – мальчик одним прыжком пересек лестницу и подбежал к огненному шаману.
- Вы ранены? Вам помочь? – испуганно повторял он. Тут на лице Хао появилась ухмылка, благодаря которой мальчик немедленно успокоился.
- Все хорошо, Опачо. Лучше собери-ка мне что-нибудь поесть.
- Конечно, господин Зик. – мальчуган скрылся в темноте кухни, шаман тем временем подошел к окну. «Еще сумерки... А мне казалось, что прошло уже так много времени...»
- Господин Зик, может вам лучше переодеться? – раздался высокий голосок из соседней комнаты.
- Пожалуй, ты прав.
Через несколько минут Хао снова спустился вниз, однако теперь гостиную озарял свет от камина. В одном из кресел сидел Опачо и, кажется, уже спал. На столе стояла небольшая корзинка. «Спасибо, Опачо» - подумал шаман, взял еду и исчез.
Тьму пещеры озарил магический огонь. Хао немедленно осмотрел пещеру и пришел к довольно очевидному выводу: Май здесь нет. «Черт! Куда она опять делась???» - тут парень увидел в пелене дождевых капель знакомый силуэт и вышел наружу. Валькирия стояла у самого края скалы и смотрела куда-то наверх. Как ни пытался шаман увидеть там то, что так ее заинтересовало, ничего не получалось. Тучи как тучи...
- Что-то случилось? – тихо спросил он. Девушка вздрогнула, затем отрицательно покачала головой.
- Что ты там увидела, Май?
- Да так... Ничего. – валькирия устало вздохнула, но, завидев корзинку в руках Хао, счастливо улыбнулась.
- Пойдем в пещеру, под дождем есть не удобно. – лукаво улыбнувшись, сказал огненный шаман. Девушка в ответ лишь кивнула.
В корзинке оказалось четыре бутерброда, термос с чаем, две кружки, печенье в пакете. Валькирия умело открыла термос, взяла один из бутербродов и начала есть. Хао, немного подумав, решил таки последовать ее примеру.
Когда парень с девушкой закончили трапезу, Май вновь посерьезнела и, прислонившись к холодной каменной стене, спросила:
- Как ты собираешься ее победить? У тебя есть какие-то мысли по этому поводу?
- Думаю, импровизация в этом случае – лучший выход. – девушка кивнула.
- Тогда я хочу, чтобы ты взял меня в троицу...
- Какую? – непонимающе сдвинул брови Хао.
- На битве шаманов. Если ты не знал, бьются две команды по три человека!
- А, так ты об этом... Нет, лучше не стоит.
- Почему?
- Мы же будем драться с Изанами... Лучше тебе находиться от нее подальше.
- Но...
- Никаких «но»! – девушка нахмурилась быстро встала и подошла к выходу.
- Неужели, я настолько бесполезна... – тихо прошептала она. – Ты, что, думаешь, я буду обузой? Я могла бы подсказывать тебе, как уклоняться и что противопоставить тому или иному заклятию...
- А с трибун этого сделать нельзя??? Вообще-то существует мысленная речь, так что...
- Вообще-то, над полем боя стоит блок! – передразнила парня валькирия.
- И что? Разговору он не мешает... Как ты не поймешь, в конце концов, что это все – очень опасно??? – парень подошел к девушке и заглянул в ее синие глаза. Май поспешно отвела взгляд.
- Я хочу быть полезной, как ты не понимаешь? К тому же, теперь я не нужна Белой Вороне, я уже использованный материал...
- Это не так. Дай сказал мне...
- Ты встречался с Даем? – валькирия резко повернулась к Хао. – Но, когда ты успел???
- Неважно. Главное, что успел.
- Ну и? Что же он такого тебе наговорил?
- Ты снова нужна ей. Та сила, которую ведьма уже взяла, по всей видимости, недостаточно. Я вот только не могу понять, что ей еще от тебя нужно...
- Если честно, то я тоже не очень-то понимаю всю сложившуюся ситуацию... Может, она хочет и моей жизненной энергией завладеть? Но, это странно...
- Почему?
- Она ведь живет на Земле более пятисот лет! Тебе не кажется, что она уже завладела вечностью? Правда, я не знаю, как ей это удалось... Обычно, маги проживают ровно столько, сколько им отмерили, а потом умирают. Они не могут, как шаманы, завладеть пятью концами звезды, чтобы получить своего рода бессмертие. К тому же, ведьмы живут больше, чем обычные люди, в среднем – сто пятьдесят лет, да и не стареют, умирают в молодом теле. Обычно, этого им достаточно. Но Изанами – особая колдунья, как не крути, не зря названа Белой Вороной... Что-то она да придумала, вот только интересно, что? – Май сама не заметила, как сжала руки в кулаки. Хао не знал, что бы такого сказать, а валькирия не хотела. Так они и стояли, прислонившись к разным сторонам каменной арки. Дождь капал все реже и реже, затем перестал. Тучи разошлись, давая узреть яркое солнце. Май прикрыла глаза рукой и снова ушла вглубь убежища. Шаман вздохнул и неохотно сказал:
- Хорошо. Ты пойдешь со мной. Но пообещай, что не будешь делать глупостей и применять магию, ладно? – девушка остановилась и слегка кивнула.
- Ты уверен, что у нас получится, Хао? – парень промолчал. Разумеется, нет. Как можно быть хоть в чем-то уверенным? Изанами приготовила ловушку, он понимает это, но... Шаман идет на риск ради Май, только ради нее. Идея стать королем шаманов уже потеряла смысл, в этом Дай абсолютно прав, теперь все его жизненные цели были заключены в одну юную особу. Кто бы мог подумать, что приход валькирии обернется именно так. «Поздравляю, это, можно сказать, признание твоей силы» - кажется, так охарактеризовала когда-то Белая Ворона собственную ученицу. Может, она делает все это из скуки, как и говорила изначально? Парень усмехнулся. Нет, так не развлекаются, здесь нечто большее. Она хочет сотворить что-то почти невозможное. Вот только что? «Она – необычная ведьма» - постоянно повторяет Май, вот только чем так отличается Белая Ворона от остальных? Что отделяет ее от других ведьм? Вряд ли только тот факт, что она никогда не врет...
- Май, у Изанами была когда-то семья? – раздался эхом голос парня по пещере.
- Семья? Не знаю. Если честно, то я никогда и не интересовалась. Я вообще до лет двенадцати не знала, что такое семья, мать и отец.
- Но, как же так? Разве она не рассказывала тебе...
- Вот именно. Не рассказывала. – девушка прислонилась к камню и усмехнулась. – Если бы не приход одного заблудившегося мальчишки, я никогда бы не узнала о том, что же такое семья. К сожалению, он не успел рассказать мне многого, я убила его раньше.
- Убила? Зачем? Это Изанами заставила тебя?
- Что за вздор? – девушка злобно посмотрела на Хао. – Она никогда меня не заставляла, с детства повторяя, что свобода для ведьмы – самое главное. Я случайно это сделала. Он был сильно ранен, отключился на пороге нашего дома. Я в это время гуляла в лесу. Прихожу – а тут он на ступенях лежит. Ну, я перенесла его в дом, уложила на кровать. Изанами в это время не было, она часто уходила. На следующее утро он очнулся, в бреду бормотал какие-то имена, а также повторял: мама, папа. Я даже слов таких не знала, потому не восприняла в серьез. Через какое-то время он немного отошел, увидел меня и тут же затараторил: где, дескать, его отец и мать? Я спросила, что это такое, ну и, разумеется, он очень удивился, тут же принялся мне рассказывать о семье, о родителях, ну и так далее. Ночью ему стало хуже. Лечить такие раны как у него, я еще не умела. Мне были подвластны лишь мелкие царапины, а не... – голос девушки слегка дрогнул: - Вся его правая рука была алой, живот... Вообщем, не зная, что делать, я применила заклинание, которое было пока запрещено для меня. Я как-то накладывала его и на тебя, помнишь? Когда я временно заблокировала твою руку... Это, кстати, одно из самых любимых заклятий Белой Вороны, я же – девушка поморщилась: - ненавижу его. Оно, по моему мнению, самое ужасающее, самое мучительное из всех, причем оно обязательно приносит боль либо жертве, либо самому магу. В то время я только видела его со стороны, а сама никогда не использовала и даже толком не понимала, как заклятье именно действует, но он умирал и я решилась. У меня получилось, правда результат был ужасен. Он умер не от ран, а от огромного давления крови, из-за меня. Как только это случилось, пришла Изанами. Лицо ее тогда было абсолютно непроницаемо, но почему-то я догадалась, что она очень злится. Белая Ворона подошла ко мне, лишь мельком взглянула на тело, а потом... – Май дотронулась до щеки: - она впервые ударила меня, а ведь раньше никогда этого не делала. «Я предупреждала, что это заклинание еще слишком сложное для тебя, разве нет? Как ты посмела нарушить мой запрет?» - спокойно сказала она, а затем просто ушла. Я на мгновение возненавидела ее, но потом почему-то поняла, что виновата сама. Однако, обида за удар так и осталась при мне. – тут Май посмотрела вдаль, на розовеющие облака и сказала:
- Нам уже пора, Хао. Скоро бой. – парень кивнул и, притянув к себе девушку, исчез в порыве огня.

Варианты ответов:

Далее ››