...

Наступила осень. У Блер началась учеба, на которую она благополучно отходила две недели и взяла больничный. Нет, нельзя сказать, что Блер непорядочная. Она действительно заболела. Заболела бессонницей. Быть может, осень повлияла на девушку, а может воспоминания навеянные ею.
Пожалуй, есть плюсы в бессоннице. Ночью всегда тихо, и очень приятно высунуться в окно и вдохнуть прохладный воздух. На улице уже никого нет, все дворы пусты, не шумят дети, не скрипят качели, лишь только отголоски шума колес дальнобойных машин звенят где-то в дали, на дороге. Горит пара одиноких огоньков в многоэтажке напротив - кому-то уже пора вставать. Так приятно смотреть на разбросанные по завядающей траве грязно-зеленого цвета опавшие листья. Хочется выбежать на улицу, танцевать, играть с этими листьями, смеяться, ведь никто не увидит.
Словом, именно эти мысли преследовали Блер этой ночью. Она быстро натянула джинсы, невзрачную серую кофту-пуловер и черное драповое пальто, взяла свою любимую вирджинию слимс, зажигалку, схватила ключи и выскочила на улицу.
Блер жила в небольшом жилом комплексе многоэтажек - все тут тебе, и сад, и школы, куча людей, яркие дворики, вечно наполненные кучей кричащих детей. Она училась в университете на дневном отделении. Одногруппники ее не жаловали - Блер была неформалкой. Не то что бы она одевалась не как все, нет, на ней не было цепей, она не была выкрашена в безумные цвета, и, в общем-то, внешне не отличалась от остальных. Но Блер родилась не в то время и не в том месте. Взгляды на жизнь у нее сформировались в глубоком детстве, и, разумеется, отличались от нормальных. Слушала музыку, невписывающуюся в наше время, читала книги, непонятные ее сверстникам и всегда говорила все в глаза. Точнее не так, то что надо не говорила, а что не надо - всегда выплескивала. Друзей у нее не было, любимого человека тоже.
Лифт открылся, и Блер, поглощенная своими мыслями, вышла на улицу. Медленно вдохнула дурманящий вкус осени, и знакомой дорожкой прошла до своего любимого дворика. Дворик представлял из себя пару лавочек, песочницу и старые цепочные качели. Она взглянула на часы и огляделась. На улице никого, легкий ветерок напевает грустную песенку, на часах 02:55. Девушка томно вздохнула, подтянула джинсы и села на качели. Она достала наушники, подсоединила их к старому плееру и в ушах зазвенел знакомый звонкий голос Земфиры.
Блер медленно раскачивалась, смотрела на беззвездное темное небо - когда живешь в мегаполисе, редко можно увидеть звезды. Блер достала уже десятую за ночь сигарету вирджинии, прикурила и медленно вдохнула. Ей было хорошо. Музыка, мягкий дым любимых сигарет, свежая прохлада. Блер прикрыла глаза на некоторое время, едва заметно улыбнулась, услышав в песне знакомую строчку, затянулась и снова огляделась. Картина почти не изменилась, лишь появились очертания силуэта, выходящего из-за бойлерной.
Он шел медленной походкой, улыбался непонятно к чему, такой же одинокий и странный, как Блер. Достал из кармана сигарету, сунул в зубы и чертыхнулся, когда обнаружил отсутствие зажигалки.
Мужчина направился в сторону Блер. На него упал свет луны, и уже можно было достаточно неплохо его рассмотреть. Темные волосы средней длины, строгие черты лица, чем-то похож на воплощение Иисуса в фильмах и картинах. На нем были темно-серые драные джинсы, говнодавы и кожаная куртка.
Парень подошел к Блер, приветливо ей улыбнулся, и медленно, звонким приятным голосом проговорил:
-У вас не будет зажигалки, мисс?


Ролевые игры на новом Беоне


Варианты ответов:

Далее ››