...

Эта комната была тесной. Слишком тесной. Особенно для вас двоих. Этот человек не вызывал неприязни, наоборот… Но это и было самым страшным испытанием, ведь он тебя ни во что не ставил.
-И как ты докатилась до такого?- спокойным покровительственным голосом произнёс он.
-Я… не знаю как объяснить.
-Кем же надо быть, чтобы тебе нравилось…
-Мне не нравится!- перебила ты- У меня нету другого выхода!
-Не поднимай на меня голос! И не ври. Не нравилось бы – не работала.
-Х-хорошо, я расскажу…- Было больно, что этот человек кричит на тебя
-Я жила тогда ещё в Пуэрто-Игуасу с мамой. У нас не было денег. Мать работала на трёх работах и следить за мной было не кому. Я… сдружилась с соседским мальчишкой. Даниэл. Так его звали. Я любила его и мы… через три месяца после знакомства я забеременела и сказала ему. Он рассказал родителям, а те, в свою очередь, моей маме. Мне пришлось сделать аборт. Его родители решили, что я наслала на него порчу и запретили мне видется с ней, а мама… она просто выгнала меня из дома… Вот я и сбежала сюда, в Германию. Тут мне ничего не оставалось кроме как стать…- ты запнулась. Было больно выговаривать это слово.
- Ш*юxoй,-помог тебе собеседник.
Ты больно сглотнула:
-Да. Я была ещё слишком маленькой и меня никуда не брали… А всё, что я умею в этой жизни, это танцевать танго и… это…
-Почему… Ты… ты бы могла поговорить с матерью и…- похоже, собеседник пропитался к тебе жалостью
-Она бы не послушала. У нас такие традиции. Но не надо меня жалеть, пожалуйста.
-Почему, Ники?
-Потому что я довольна жизнью. Да, она не сахар, но, наверное, я сама виновата. К тому же сейчас у меня будет очень много денег. Твой брат щедрый человек
-На сколько он тебя нанял?
-Остался последний день. И пол миллиона долларов мои.
Парень отвёл взгляд. Лицо его выражало тоску. Окно было занавешанно землянисто-оранжевыми занавесочками и рыжие блики на его лице только подчёркивали внутреннее угнетение. Он сидел за столом, сжав руки замочком, прямо напротив тебя.
Неожиданно он толкнул стол в твою сторону и вскочил на ноги:
- Ш*юxa!- вырвался истомный крик, который, казалось, шёл из самого сердца.
Ты опустила глаза с фиолетовыми линзами в них:
-Прости- шепнула ты- Билл, прости. Я не специально. Это моя работа…
-Ники, солнышко, зачем ты так со мной- дыхание его участилось и казалось вот-вот и он разрыдается
Нельзя было поддаваться этому и ты холодным тоном произнесли:
-Я шал* ава Смирись.
-Нет, Ники, ты не… я… - Он зажмурил глаза.
Ты тоже прикрыла глаза и вспомнила былые времена...

Варианты ответов:

Далее ››