Machine Learning Competition for Humans!

....

Мне определенно не везло сегодня: выбежав из подвала, я моментально врезалась в Итачи, который, не успев даже понять, что случилось, разлетелся кучей ворон. Едва завидев мои испуганные, почти бешеные глаза, Кисаме, забившись в угол, молился всем, кого знал, лишь бы я его не нашла. Зетсу повезло больше: он, едва почувствовав меня, захлопнул свою мухоловку и смылся под землю. А вот бедняга Дейдара другой рассказ. Я так неудачно в него врезалась, что он, не успев опомниться, положил руку на челку. Конечно, рот отгрыз добрую её часть с перепугу. В это время я, споткнувшись о камень, решила поиграть в боулинг с Пейном ( причем кеглями был именно они). Пока старики Пейны разгибали спину, я уже успела врезаться в Конан, которая разлетелась множеством бумаги. Так же я успела вмазаться в Сасори. Мастер развалился на запчасти. О, как удачно врезалась! Конечно же, пострадал и мой утренний гость: в Хидана я тоже врезалась. Пока он падал, я успела врезаться в финансиста, который начал судорожно собирать деньги.
- Ну, все! Я тебя точно в жертву принесу! Ксо! Я себе позвоночник сломал, да, и шею тоже. Какудзу, подлатаешь? – Потирая бок, спросил Хидан, остынув после трехэтажного мата.
- И не мечтай. – Сурово протянул Какудзу. – Я тебя больше подшивать не буду. Вон, девчонку попроси!
Я же уже выбежала из логова, отдышалась и стояла перед решением: войти или не войти? Я все-таки вошла. Едва показавшись у двери, я состроила виноватую рожицу, по-ковайски печальные глазки, и, опустив голову вошла. Техника «ковайные глазки дзюцу» мне не помогла. Все Акацуки встретили меня не особо добрым взглядом. Я же забежала к себе в комнату, сопровождаемая недовольными взглядами на всякий случай расступившихся Акацук. Заперев дверь, я залезла под кровать. Однако, это меня не спасло: Зетсу вылез прямо из-под земли по мою душеньку. Я, с криком «говорящий куст», сшибая Зетсу с ног (или что-там у него), вынеслась в коридор, предварительно выбив дверь (Да, дури у меня через край). И вот тут вот, как назло, мне конкретно не свезло: Итачи поймал меня в генджуцу. Долго донимая меня вопросами о том, что случилось, он рассмеялся и пообещал все объяснить Акацукам. Но с условием: к Нагато я пойду сама. Ну, я и пошла.
- Прости меня за Пенька, скелета и сегодняшнее происшествие! – Протараторила я, опустив голову.
- Хорошо, за Акацук я прощаю, но за Пенька и скелета пока рано. – Ответил он.
- Спасибо! – Я бросилась было его обнять.
- Стой! – Закричал Нагато, тем самым остановив меня. – За скелета и Пенька прощу, если принесешь мне пирожки!
- Хорошо! – Я просияла и остановилась.
- Но готовить будет Конан. Я уже наслышан об истории с Дейдарой! – Нагато спокойно выдохнул.
Моё лицо расплылось в улыбке. Да, я по «доброте душевной» накормила Дейдару обедом, после которого он месяц не вылазил из туалета.
- Иди. – Нагато улыбнулся мне в ответ. Я сделала ковайную рожу, кивнула и вышла.
Я точно не смогу определить, сколько я бродила по подвалу, пока не наткнулась на дверь. Войдя в неё, я сразу же заметила несколько человек.
- Здрасте! – Начала я.
В ответ тишина. Когда же я, наконец, поняла, что ни все мертвы, тут же понеслась прочь. В полете, едва не откусив кому-то палец, я вылетела из подвала. Я неслась к себе в комнату после пережитого ужаса, но, едва заметив Итачи, остановилась, прошла мимо него спокойным шагом. Сказать честно, в генджуцу опять не хотелось, поэтому на вопрос Итачи «в чем дело?» я ничего не ответила.
Дейдара и Сасори уже вернулись с задания, однако, посмотреть на добычу мне так и не дали. Итачи же молча отправил меня в комнату, а я, глядя в след уходящим в подвал Акацукам, видела, как в мешке что-то брыкалось.

Варианты ответов:

Далее ››