* * *

Гермиона сидела в библиотечной комнате. В то утро она уже открыла несколько ящиков. Оказалось, в каждом были чертежи и манускрипты разных лет. В некоторых она нашла даже древние книги заклинаний. Девушка долго просматривала их, прежде чем приступить к работе, время от времени поглядывая в окно, чтобы убедиться, что тренировка не закончилась, и Малфой все еще на поле. Из окна был очень хорошо виден стадион. Фигуры в зеленых мантиях уверенно кружили над полем, и у одной из них были серебристо-белые волосы. Гермиона задержала взгляд. Она признавала, что Малфой был довольно хорошим ловцом, несмотря на то, что купил себе место. Но все же, по сравнению с Гарри, он был - ничто.
Девушка открыла окно, села обратно за стол, развернув очередной свиток, и поняла, что он был не таким интересным, как предыдущие. В нем было больше о Предсказаниях, чем о Нумерологии. Гермиона зевнула, отложила перо и, передвинув свое мягкое кресло поближе к камину, устроилась в нем поудобней. К сожалению, ей стало слишком удобно: девушка даже не заметила, как перо выпало из руки, и она задремала.
- Грейнджер…
Откуда-то издалека Гермиона услышала тихий голос. За ним последовало легкое прикосновение к ее щеке, и шепот повторился:
- Грейнджер.
Девушка глубоко вздохнула, спрашивая себя, почему Парвати и Лаванда не могут говорить потише в их общей спальне. Она почувствовала, как чье-то дыхание обжигает ее щеку, и протянула руку, чтобы погладить своего кота Живоглота, но вместо меха, ее рука нащупала что-то гладкое и холодное. Сон постепенно отступал, и голос становился все отчетливее:
- Грейнджер...
Ее рука все еще лежала на чем-то гладком. На чем-то, что вовсе не являлось Живоглотом. Открыв глаза, Гермиона тут же одернула руку с тихим вскриком, как будто обожглась. Ее рука все это время лежала на щеке Малфоя. Он опустился на колени рядом с ее креслом, его лицо было в нескольких сантиметрах от нее. Гриффиндорка так сильно вжалась в кресло, что оно начало угрожающе отклоняться. Гермиона почувствовала, что падает. Малфой, поймав ее за руку, потянул на себя и вытащил из кресла. В результате, девушка плюхнулась рядом с ним на колени.
- Ты ужасно неуклюжая, Грейнджер. Скажи мне: это из-за того, что ты грязнокровка, или потому что гриффиндорка? - Малфой ухмыльнулся и отпустил ее руку.
- Я думала у нас перемирие, Малфой! - прорычала Гермиона, поднимаясь на ноги.
- Разве ты заколдована? - невинно спросил он, поднявшись вслед за ней.
Гермиона оглядела свои книги, потом перевела взгляд на руки, пытаясь найти признаки волшебства. Но ничего не было.
- Понадобилась вся моя решительность, чтобы не заколдовать тебя, но я всегда держу обещания. Все-таки, я – Малфой, - юноша обошел стол и сел с другой стороны.
- Да, это очень много значит. Все Пожиратели смерти известны своей честностью, не так ли? - Гермиона кое-как собирала сумку. Она была ужасно смущена тем, что Малфой застал ее спящей.
- Я - не Пожиратель смерти, - тихо произнес слизеринец. Его голос звучал так мягко, что Гермиона удивленно посмотрела на юношу. Его голубовато-серые глаза смотрели куда-то вдаль, он выглядел отрешенно.
- Твой отец... - начала было Гермиона, но Малфой прервал ее, яростно вскочив на ноги.
- Я ни слова не сказал про своего отца. Неужели тебя никогда не учили, что нельзя судить людей по их родителям? - он обошел вокруг стола и встал рядом с девушкой. Изумление, которое она почувствовала раньше, бесследно исчезло.
- Я не сужу тебя по твоему отцу. Я сужу тебя по тому, что ты - сварливый {censored}, - Гермиона смотрела прямо ему в лицо.
- Ты возьмешь свои слова обратно, грязнокровка! - угрожающе прорычал Малфой. Его серые глаза потемнели от ярости, когда встретились с ее - янтарными.
- И не подумаю, - Гермиона бросила на него последний взгляд и, развернувшись, направилась к двери. Она остановилась перед выходом и хмуро взглянула на него. - Ты, правда, не Пожиратель смерти?
Малфой молча смотрел на нее, и девушка решила, что он не собирается отвечать. Но, уже выходя за дверь, она услышала голос слизеринца:
- Нет, Грейнджер. Я не Пожиратель.

Варианты ответов:

Далее ››